Высшая школа экономики и Банк "Уралсиб" представили исследование «Банковский антифрод: что и где улучшить?»

Высшая школа экономики и Банк "Уралсиб" представили исследование «Банковский антифрод: что и где улучшить?»Фото предоставлено пресс-службой банка "Уралсиб"

На площадке НИУ «Высшая школа экономики» прошел круглый стол – очередной в рамках совместного проекта Центра медиапрактик НИУ ВШЭ и Банка Уралсиб, посвященного тематике мошенничества в банковской сфере и эффективного противодействия этому явлению.

Тема данного круглого стола и представленного на нем одноименного исследования -«Банковский антифрод: что и где улучшить?». На встрече эксперты банковского рынка обсудили эффективность современных программных комплексов для предотвращения мошеннических транзакций, а также идеи по созданию «универсального антифрода» — системы учета и анализа телефонного мошенничества (СУАТМ), которая позволит в режиме реального времени выявлять недобросовестных операторов, обеспечивающих работу колл-центров злоумышленников, и сообщать об этом регуляторам

В качестве экспертов участие в дискуссии приняли председатель Комитета Ассоциации российских банков по повышению уровня финансовой грамотности, руководитель направления Азиатско-Тихоокеанского Банка Максим Сёмов, вице-президент «ЦМРБанка» по информационной безопасности и эксперт Ассоциации по вопросам защиты информации BISA Василий Окулесский, доцент Кафедры комплексной безопасности критически важных объектов Российского университета нефти и газа и советник по информационной безопасности вице-президента аудиторской компании ФБК Андрей Курило.

Открывая встречу и презентуя экспертный доклад, заместитель заведующего Центром медиапрактик НИУ ВШЭ Андрей Жуков прокомментировал только что опубликованную Банком России статистику операций без согласия клиентов за I квартал 2024 года. С одной стороны, ЦБ фиксирует рост числа мошеннических списаний (+ 16,8% по сравнению с аналогичным периодом 2023 года). С другой стороны, в денежном выражении объем операций без согласия клиентов снизился с 4,5 млрд до 4,2 млрд рублей. И резко выросло количество предотвращенных мошенничеств – в 5 раз по количеству операций (с 2,7 млн до 13,9 млн) и почти в 3 раза в денежном выражении (с 712 млрд до 2050 млрд рублей).

Во многом это стало возможным благодаря совершенствованию работы банковских антифрод-систем, программ операторов связи для финансовых организаций и системы «Антифрод» Роскомнадзора. Тем не менее, в программах по борьбе с финансовыми мошенниками, по мнению Жукова, еще немало проблем. Среди «узких мест» антифрода эксперт выделил отсутствие мониторинга звонков по мессенджерам, недостаточность контроля за выдачей телефонных сим-карт, проблемы взаимодействия антифрод систем банков и операторов связи, а также вопросы подготовки специалистов по антифроду и повышению финансовой культуры клиентов банков.

Максим Сёмов назвал антифрод барьером «последней надежды» на пути мошенников. Механизмы антифрода могут спасти, когда злоумышленник уже обманул свою жертву, когда все остальные защитные барьеры не сработали и жертва бежит в банк, чтобы перевести свои деньги мошеннику. «Сегодня совершенствование механизмов антифрода становится первоочередной государственной задачей в финансовой сфере. Нужна синергия операторов связи и банков, полиции», – убежден Сёмов. И в этом одна из главных ролей должна принадлежать ФинЦерту – Центру взаимодействия и реагирования Департамента информационной безопасности Банка России.

Василий Окулесский полагает, что «борьба с преступностью в финансовой сфере должна носить исключительно системный характер». По мнению эксперта, идея создания универсального антифрода, который бы объединил программы операторов связи и банков под эгидой ФинЦЕРТа сложна и дорога, но технически вполне реализуема. Он также высказался за то, чтобы к такой системе были подключены правоохранительные органы, имеющие право на оперативно-розыскную деятельность. «Объединение разных антифрод систем может дать большой толчок для выявления мошенников», – резюмировал Окулесский.

Андрей Курило, напротив, настроен пессимистично относительно идеи объединения всех антифрод-систем. «Реализовать такую сложную систему технически возможно, но управлять ей очень трудно. Кроме того, нужно решить главный вопрос: кто будет оператором этой системы. К тому же у каждого банка свои правила и регламенты на этот счет, не сильно, но все же они отличаются друг от друга. Как их передавать кому-то другому – не ясно», - говорит Курило. Эксперт полагает, что гораздо проще выстраивать борьбу с банковскими мошенниками через выявление дропперов – тех, кто обналичивает или переводит похищенные деньги. Также необходимо усиливать борьбу с оборотом «серых» сим-карт и учить население правильным действиям при звонках от мошенников.

Андрей Федорец акцентирует внимание на том, что новым вызовом для программ по противодействию мошенникам становятся аферы с системой быстрых платежей. Число транзакций по куар-кодам и через СБП растет, растет и число мошенничеств. В этой связи существенно возрастает роль антифрод-систем в национальной системе платежных карт (НСПК), через которую проходят все «быстрые платежи», а также все списания и зачисления на счета.

Это те вопросы, которые еще только предстоит решить. Технические возможности для этого появляются – отечественный рынок антифрод-систем растет. Эксперты полагают, что решения российских компаний не уступают, а иногда и превосходят антифрод-платформы зарубежных разработчиков, хорошо интегрируются и работают друг с другом.

...

  • 0

Популярное

Последние новости