"Красота и уродство" - новый феномен русского рэпа или пустышка?

Говорить об Оксимироне как об иконе русского рэпа было бы неправильно и неправда, такое высказывание опроверг бы в первую очередь сам Мирон, который, по его собственному признанию, до сих пор скучает по низкой сцене. Но то, что он сам стал феноменом, а его новый альбом вызвал невероятный ажиотаж - это чистая правда, множество людей, которые приходят в интернет, чтобы скачать музыку, вбивают в поиске именно "Красоту и уродство".

Новость о том, что Окси выпустил новый альбом (в котором, кстати, целых 22 трека), облетела русскоязычное рэп-комьюнити быстрее, чем он успел бы прочитать хотя бы пару строчек. Новости уделили внимание все издания, которые хоть что-то значат. И, само собой, уже появились первые рецензии.

Всего за час Оксимирон умудрился набрать миллион прослушиваний, что и неудивительно, ведь его альбом - это самое ожидаемое музыкальное событие года. А обложку для него делал не просто кто-то там, а сам Борис Гребенщиков. Что ж, эти двое рано или поздно должны были встретиться, так считает каждый, кто слушает качественные русские песни.

Говорят, что Оксимирон попытался удовлетворить вкусы всех своих фанатов, поскольку в альбоме есть и философские баллады, и откровенно политические треки. Однако с этим высказыванием вряд ли можно согласиться, потому что Мирон, несмотря на всю свою неоднозначность, успел показать, что ему плевать на мнение толпы - он отказался от традиционных для русского рэпа тем на шесть лет раньше и начитал, по сути, целое литературное произведение, иначе "Горгород" и не назовешь. В плане формы "Красота и уродство" чуть более традиционен, но обвиняют его в том же - это, мол, аудиокнига под бит, в музыке нет ничего новаторского.

Но Мирон всегда делал ставку на текст - и слушать песню с нового альбома нужно именно с мыслью о том, что музыка тут действительно вторична, чтобы не сказать больше. Многие фанаты упрекают Окси в неоднозначности альбома, где старые треки перемешаны с новыми, а гениальность соседствует с откровенным позерством. Впрочем, кажется, в этом тоже есть свое очарование - и Оксимирон, который весь состоит из противоречий, умеет продемонстрировать это очарование как никто другой.

Сейчас все еще сложно судить о том, обернется ли возвращение настоящего поэта (а то, что Мирон Федоров им является, оспаривать не станет никто) невероятным триумфом. Но свое слово он сказал, людям остается только его послушать.